Группа компаний Рязанский городской оператор

390035, г. Рязань, ул. Островского, д. 21, корп. 1
Тел.: (4912) 92-80-33

17.07.2019г. Невыносимые отходы

Корреспонденты «Российской газеты» посмотрели, что сделано в регионах за полгода мусорной реформы – Константин Бахарев, Наталья Граф, Дмитрий Мальков, Елена Мационг, Юлия Потапова, Наталья Саванкова, Татьяна Ткачева, Анна Шепелева, Евгения Шерешевская.

Реформе, которую с первых дней назвали «мусорной», полгода. По масштабам она сродни экологической революции в технологическом, в организационном плане, а главное, по тому, что у каждого в головах. Что удалось сделать за эти 180 дней, а чего – нет, выясняли корреспонденты «РГ».

Оказалось, что в некоторых поселках до сих пор идет поведерный сбор мусора. Есть дефицит контейнеров, места, куда вообще не приезжает мусорка, а плата выросла в два раза.

Контейнер для сборки крыс

Главная проблема Прикамья – это контейнерные площадки.

До реформы их в регионе было немного, и то, преимущественно в больших городах, таких, как Пермь, Березники, например. Контейнеры для мусора стояли обычно у каждого подъезда, и мусоровозка днем объезжала дворы.

В небольших населенных пунктах – маленьких райцентрах, селах, поселках – был кольцевой принцип сбора. В назначенное время приезжал мусоровоз, и жители, уже ожидавшие его, скидывали в его свой мусор.

Сейчас ситуация поменялась. Начали везде ставить большие контейнеры. Кажется, радоваться надо. Но... площадки не огорожены, контейнеры – ржавые, грязные.

И все это неблаголепие – на видных местах. Около обшарпанных контейнеров (по одному на несколько домов) вырастают горы мусора, и это понятно. Если жильцы, например, трех девятиэтажек раньше оставляли пакеты с отходами в контейнерах у своего подъезда, сейчас они валят все в один.

В микрорайонах частной застройки в Перми, к примеру, никогда не было контейнерного сбора, приезжала мусорка два-три раза в неделю и загружала пакеты. Сейчас большущие емкости ужасного вида стоят где попало: под заборами, на парковках, на разных площадках. Возле них шатаются бродячие собаки, роются крысы.

Пермский региональный оператор обещал нормально обустроить контейнерные площадки. Однако слово свое пока не сдержал.

Куда сваливать-то?

В Самарской области не хватает не только контейнеров, но и мусорных площадок. Нужно еще дополнительно обустроить более 3000.

Оказалось, что в территориальную схему были включены далеко не все объекты – а около 9000 площадок. Сейчас по региону обслуживаются около 15,5 тысячи площадок, часть контейнеров не стояли ни на чьем балансе, власти и не знали об их существовании.

В некоторых регионах мусор до сих пор собирают для вывоза ведрами, а на Севере его нужно копить семь лет, чтобы тарифы не стали золотыми.

В сотнях сельских поселений до сих пор, как и в Самаре организован поведерный сбор. Люди жалуются на неудобные графики приезда мусоровозов.

Нелегалок в 43 раза больше

В Воронежской области основная проблема – нехватка лицензированных полигонов для твердых коммунальных отходов (ТКО). На 34 муниципалитета их всего 17, причем четыре в ближайшее время будут закрыты. Санкционированных свалок – только 7, а вот нелегальных крупных – около 300.

Длинное транспортное плечо удорожает вывоз мусора. Из-за этого, собственно, реформой пока охвачен лишь один из восьми отходоперерабатывающих кластеров региона – Воронежский. Оптимальное расстояние для перевозки ТКО – не более 70 километров.

В области же есть места, откуда до ближайшего полигона – все 200 км. Если их завтра перевести на новую схему обращения с ТКО, плата будет запредельной, признают чиновники.

Поскольку ответственность за отказ от заключения договоров с регоператором и от оплаты вывоза ТКО в законе не предусмотрена, многие предпочтут оставлять мешки в оврагах или на пустырях.

Под Россошью есть мусоросортировочный комплекс, в городе приучают людей к раздельному сбору ТКО. Но отсутствие гарантированного рынка сбыта вторсырья ставит под вопрос сам смысл разделения отходов. Без этого реформа сведется к простому росту платы для населения.

Изменилась только цена

Главная претензия пензенцев по поводу мусорной реформы: увеличилась плата, в среднем в 2 раза, а качество не изменилось. Площадки те же, контейнеры те же, и возят мусор на полигон, который уже 2 года назад собирались закрыть, но продлили срок эксплуатации, так как другого нет.

Только за первый месяц работы регоператор получил более 11,5 тысячи звонков, около 1237 письменных обращений.

Вывоз мусора с кладбищ – отдельная история. Условия такие, что теперь организации, обслуживающие кладбища, не имеют право вывозить мусор на полигон, а договор с регоператором считают для себя кабальным.

У них просто не накапливается столько мусора по счетам, которые им выставляют. В итоге все кладбища с весны утопают в мусоре.

Арктика: жечь или возить?

Вывоз мусора из удаленных, малонаселенных и труднодоступных районов – одна из ключевых проблем.

Например, в Красноярском крае Туруханский кластер образует 15 тысяч тонн отходов в год. Один поселок накапливает 13 килограммов в день, которые нужно вывозить за 500 километров.

Та же самая проблема на Ямале, где плотность населения – один человек на два квадратных километра, огромные расстояния между населенными пунктами и добраться по ним можно только по зимникам или по воде летом.

Встает вопрос, а что целесообразнее в Арктике – сортировать отходы или сжигать, получая энергию для отопления домов жителей?

Территория Ямала – как две Японии или полторы Франции. Но плотность населения такова, что в среднем на двух квадратных километрах живет один человек. В межсезонье сообщение между многими населенными пунктами прекращается, потому что дороги в прямом смысле тают. При этом на большей части территории Ямала автомобильного сообщения нет в принципе, а расстояние между поселками – 200 – 600 километров.

Все эти экстремальные факторы на Ямале, конечно, вынуждены были учитывать перед стартом экологической реформы. Тогда же округ выступил с инициативой, чтобы особенности арктических регионов, таких, как Ямал, были учтены в законах, регулирующих обращение с отходами. Часть предложений была принята сразу, часть сейчас находится в разработке, проводятся расчеты.

По закону мусор не должен накапливаться в муниципалитетах больше 11 месяцев. Его нужно либо рассортировать и переработать, либо вывезти для утилизации.

Но вот вопрос: как быть с отходами в населенных пунктах с населением в 100 – 200 человек, как на Ямале, которые к тому же расположены за сотни километров друг от друга? Там необходимый объем мусора для транспортировки накапливается до семи лет, в зависимости от численности населения.

Вывозить его можно только летом, по рекам, в другое время года сообщения нет. Грузоподъемность баржи – 200 тонн, а мусора за 11 месяцев насобирать можно от силы тонн пять. Но платить-то всё равно нужно за всю баржу, а расходы на транспортировку неизбежно включаются в тариф.

Специалисты подсчитали, если бездумно применить эту схему, рост платы населения за вывоз отходов может вырасти в 27 раз (!), то есть мусор для части ямальцев окажется просто золотым.

Консервы из мусора

На Ямале разработали транспортно-логистическую схему, которая позволяет нести наименьшие потери.

В труднодоступных населенных пунктах, где живет меньше 200 жителей, организуют так называемые объекты замкнутого цикла. По сути, это комплекс с площадками, где ТКО копятся и сортируются. Полезные фракции, бумага, пластик и т.д. прессуются, обрабатываются. Потом эти «консервы» доставляются из небольших деревень и поселков на мусороперегрузочные станции. Там снова группируются до нужного объема и для дальнейшей отправки на переработку, летом – водным транспортом, зимой – по «зимникам».

Планируется накапливать на специальных площадках и опасные отходы для дальнейшей транспортировки до объектов обезвреживания и утилизации. Часть отходов в малонаселенных поселках планируют сжигать без остатка в специальных экологически чистых установках, получая энергию для поселков. Для оперативной доставки отходов из одного населенного пункта в другой уже начинают закупать транспорт, вплоть до вездеходов, оборудованных грузоподъемной системой типа «мультилифт».

Заложенную схему, как отмечают на Ямале, нельзя считать идеальной, заложенной на века, – сама жизнь, новые технологии вносят в нее коррективы.

Недавно министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин выступил с предложением использовать в арктических регионах плазменное сжигание мусора, то есть сжигание практически без остатка, с максимальным получением тепла.

«У нас есть такие наработки, но их нет пока в широком использовании, – рассказал министр. – Сейчас мы заключаем соглашение с Курчатовским центром для отработки этой технологии».

Какая оптимальная «мусорная» формула будет выведена для регионов Крайнего Севера, покажут расчеты и отработка новых технологий на практике.

Продолжение в ближайшем номере «РГ».

К теме:

19.06.2019г. ТКО: Прокуроры вступают в игру 

09.07.2019г. Томск: «Мусорная реформа» буксует...

17.06.2019г. ТКО: Власти, население и бизнес не могут договориться

03.06.2019г. Актуальное интервью о ТКО


Последние новости

06.12.2019г. ВНИМАНИЕ! В начале следующей недели будет проверка газового оборудования в МКД мкр. Дашково-Песочня читать новость
04.12.2019г. Признать аварийным! читать новость
03.12.2019г. Взрыв бытового газа в МКД под Белгородом читать новость
02.12.2019г. Пункт спора мусора читать новость
28.11.2019г. Демоны свалки читать новость
28.11.2019г. Нашли деньги в мусоре читать новость